Author Archive

Сентиментальное путешествие с землемером

Роль Замка исполняет фанерный буфет сталинских времен, он же – буфет гостиницы, где трудится Фрида, главная женщина землемера К… Юлия Сальникова рассказывает о премьере КТМ – спектакле «Замок».

Премьерный спектакль «Замок» Камерного театра Малыщицкого (КТМ) сродни квесту, победителя в котором может и не быть: игра, что заводит игроков вглубь самих себя, интересна, но может привести к неожиданным результатам. 

…В заблудившуюся в горах деревню приезжает незнакомец К. Вроде он – землемер, вроде его ждут в замке у графа, местного суверена. Далее выясняется, что К. то ждут, то не ждут, звучит то «приводите немедленно», то «никто его не вызывал». Смущает и реальность факта существования замка, тяготеющего к сложному оптическому явлению «типа мираж» – в горах, знаете, всякое бывает… Долгая дорога К.в замок начинает напоминать гамлетовские поиски истины («быть иль не быть»), опасную и трудную службу разведчика «под прикрытием» («А вы, Штирлиц, останьтесь») и даже сказку про то, как Иванушка-дурачок за чудом ходил. Последнее вполне оправдывает явление у К. «сказочных» помощников и определение его судьбы женщинами. И это все «о главном» вкратце…

Над незаконченным немецкоязычным романом Франца Кафки «Замок» до сих пор ломают головы лучшие умы. Читать этот роман сложно: там и мыслей автора много, а еще и свои придут на ум! Кафка так пишет о вечном, что умудряется затронуть струны частного восприятия мира. И то, что за театрализацию «Замка» берется интеллектуал Петр Шерешевский вполне естественно. Этому режиссеру (отраде для театроведов, образованной публики и прогрессивного студенчества) присуща глубина современной интерпретации любого литературного материала. А нестандартные режиссерские ходы могут заставить зрителя смотреть его спектакли с открытым ртом: порой Шерешевский действует как фокусник, вынимая из условной «коробочки» все новые и новые предметы, понятия и смыслы, играя с ними и вовлекая в эту игру зрителей. Так происходит и с прозой Кафки.

Сразу уходя от традиционных толкований романа, режиссер заявляет жанр «фантазия на тему посмертного путешествия души нашего постсоветского современника». Стало быть, зрителю предлагаются мытарства воздушные, как именуются в христианстве 40-дневные скитания души, покинувшей тело усопшего. И землемер К. становится не героем, а проводником, сталкером по мытарствам не личным, но общественным, понятным и близким постсоветскому человеку, взращенному в теле СССР. Облачившись в майку-«алкоголичку» и сиротские растянутые хлопчатобумажные колготки, герой спектакля идет на «вечный зов» Молоха, бывшей одной шестой части суши, касавшейся тайны трех океанов. Идет не как зомби и манкурт, а сопротивляясь, заглядывая в темные углы, спотыкаясь на приятных воспоминаниях и отскакивая от воспоминаний, рвущих сердце.

Художник Надежда Лопардина, мастерски организуя камерное сценическое пространство, создает иллюзию бесконечной белой пустыни, усыпанной не то песком, не то снегом – заоблачно величественной и заброшенной одновременно. В ней и существуют персонажи спектакля, перемещаясь между конструкциями, превращающимися то в вагонетки, то в нары, то в башни и даже становящимися ложем любви. Роль Замка исполняет фанерный буфет сталинских времен, он же – буфет гостиницы, где трудится Фрида, главная женщина землемера К. Надежда Черных хороша в роли «фам-фаталь» («из-за таких вот топятся и вешаются, из-за таких полно буйнопомешанных», как пелось в одной студенческой песенке). Ее дуэт с Антоном Ксеневым, Землемером К. который олицетворяет всех знаковых героев – от Хаула из «Бродячего замка» до Бузыкина из «Осеннего марафона», преисполнен страсти и нежности одновременно. Смотреть больно, но смотришь, не отрываясь, жадно и любопытно, как и всегда на тех, кто пребывает в любви.

Положительных героев у Кафки, как и у Шерешевского, вообще нет. Разве что Варнава (Антон Падерин) и его сестры Ольга и Амалия (Яна Кривуля) даны зрителю в утешение. «Светлое пятно» в непроглядном сумраке – Ольга, ангел-хранитель Землемера, женственная и одновременно по-детски неуклюжая и трогательная в точном исполнении Евгении Яхонтовой.

Блестящими актерскими работами являются также Учитель и Хозяйка – Виктор Гахов и Светлана Балыхина, Староста и Мицци – Андрей Балашов и Светлана Циклаури, выстроенные через точные оценки характеров, внимание к мельчайшим их деталям. Впрочем, холостых актерских ходов тут нет и вовсе. Так, Ник Тихонов и Александр Худяков, «двое из ларца», псевдопомощники Землемера – Артур и Иеремия, на наших глазах из деревенских недотеп превращающиеся в цепных псов замка. Некоторую нудность повествования, особенно в первом действиии (не всегда же приключения, иногда и «просто гуляем») разбавляют их репризы, позволяющие отдать дань тончайшей эксцентричности актеров театра Малыщицкого, граничащую с высококлассной клоунадой, что базируется на редком сочетании абсурда и гротеска.

В Артуре и Иеремии олицетворена пошлость бытия, переходящая в полное и бескомпромиссное душевное уродство, с которым пытается бороться Землемер. К пошлости тяготеет и переиначенная советская песня, исполняемая хором деревенских жителей: вроде и подпеть инстинктивно хочется, но и без легкого отвращения прослушивание не обходится. Вроде и не ёрничают, исполняя, но в результате у зрителя рождаются далеко не лучшие ассоциации со временами, когда «фонтаны били голубые, и розы красные росли»…

Но спектакль обращается не только к тем, кто вскидывал руку в пионерском салюте и пил чай из алюминиевого чайника, коих на сцене великое множество. Постановка Шерешевского обращена не только к тем, кто помнит, как расшифровывается ВЛКСМ и знает, что такое ГУЛАГ. Для зрителей помоложе режиссер находит параллели вчерашнего и сиюминутного, подбрасывая для понимания происходящего на сцене опорные символы века нынешнего, изящно и иронично жонглируя метафорами, связанными с замком. Спектакль изобилует киноцитатами кино как массовое искусство и ассоциаций-то дает больше. Но тут и таятся режиссерские ловушки и капканы: лишь обрадуется зритель узнанному, а тут – раз! уже заставляют его перевести внимание совсем на другое…

В финале белое поле сцены усеяно каплями крови – красными воздушными шарами, то ли души человеческие, то ли остатки первомайской демонстрации, то ли земляничные поляны Бергмана и битлов, то ли… Пусть зритель додумает сам.

Роман Кафки давно и успешно превращен в компьютерную «бродилку». Возможно, существует уже и квест по его мотивам. Квестом кажется и спектакль КТМ. Квестом и для героев, и для зрителей, которым приходится ломать голову над загадками режиссера, пытаясь понять, куда дальше заведет действие. Собственно, в том и состоит секрет режиссерского мастерства: он в умении заставить зрителя самостоятельно искать ответы на поставленные в театре вопросы… Если, конечно, зрителю этого захочется. А ведь захочется, потому как не про осмысление «совка» этот спектакль. А о любви. О той, что движет солнца и светила, о той, что мертвого поднимет. О той, что является одним из двух, переходящих друг в друга, актов божественной комедии – Рождение и Любовь. А дальше – тишина.

Шанс заглянуть за кулисы

В Музее Истории Фотографии открылась персональная выставка Николая Казакова «Вопреки времени и обстоятельствам». Это 50 черно-белых фотографий, иллюстрирующих невидимую зрителю работу Камерного театра Малыщицкого над спектаклями, известными всему Петербургу.

Фотограф нужен всякому театру. Желателен фотограф талантливый, чуткий к происходящему на сцене, способный заранее предугадать, какое именно мгновение стоит поймать в объектив, чтобы запечатлеть на фотографии историю, творческую биографию конкретного театра, постановки, актера. Ведь театральное искусство изменчиво: один и тот же спектакль, сыгранный в разные дни и месяцы, не бывает одинаков, как не бывает в нашей жизни одинаковых вдохов, взглядов, улыбок или слез. Неизменным может оставаться только их искреннее и честное отношение артистов к профессии, которое вопреки времени и обстоятельствам традиционно сохраняют в Камерном театре Малыщицкого. Этот маленький негосударственный театр более четверти века живет по принципам «бедного театра», которые некогда проповедовал Ежи Гротовский, а затем подхватил, сохранил и развил Владимир Малыщицкий. Здесь нет сцены-подиума, и зрители могут сидеть по всему периметру условной сценической площадки, которую скорее можно назвать игровым полем. Невероятная близость актеров обеспечивает невольное вовлечение зрителя в игру, вызывает высокую степень соучастия, сопереживания происходящему в этом игровом поле театральному действию. Правда, происходит это вовлечение лишь потому, что актеры здесь не врут, не фальшивят, не предают, сохраняя традицию профессиональной честности даже после ухода из жизни десять лет назад основателя театра… Новая страница истории Камерного театра Малыщицкого началась в 2014 году, когда сюда для постановки спектакля «Конформист» по одноименному роману Альберто Моравиа пришел режиссер Петр Шерешевский. И почти одновременно с ним судьба привела сюда и ученика легендарного Павла Маркина, выпускника Факультета фотокорреспондентов имени Ю.А. Гальперина Николая Казакова. Случайных совпадений, подтвердит вам всякий фаталист, не бывает. Театр принял Шерешевского, которому оказались близки и понятны законы «бедного театра», и результат не заставил ждать себя: «Конформист» вошел в лонг-лист Национальной премии «Золотая Маска» — 2015 и получил в том же году петербургский «Золотой софит» за лучшую режиссуру в негосударственном театре. А первые же снимки Казакова, не имевшего раньше опыта театральной съемки, неожиданно выявили сродство театра и фотографа. Снимать театральные спектакли — непростое дело, требующее профессионального чутья. Даже в «собранном», отрепетированном спектакле бывает трудно угадать, куда двинется, повернет голову, махнет рукой актер, как провзаимодействует он с партнером… А на репетициях, когда идет постоянный поиск решений, чувств, эмоций, образов, линий, надо не только угадывать подходящие для съемки моменты, но и максимально «отсутствовать», не мешать творческому процессу, запечатлеть который на фотографии для истории театра не менее важно, чем «готовый продукт» — премьеру или рядовой показ. Казакову это удается сполна. Он чувствует людей, ловит проявления их внутренней работы, но никогда не провоцирует, не навязывается, остается в тени, высвечивая в кадре только Театр, познакомиться ближе с которым предлагает и посетителям своей юбилейной, десятой персональной выставки, название которой совпадает с девизом Камерного театра Малыщицкого — «Вопреки времени и обстоятельствам».

Внимание: отмена спектакля!

В связи с болезнью артиста спектакль «Замок», ранее назначенный на 15 сентября, отменяется. Купленные ранее билеты действительны на спектакль «Замок», который пройдёт в КтМ 27 октября. Приносим свои извинения.

Справки по тел. 981-16-56.

Афиша КтМ на ОКТЯБРЬ 2018 г.

6 сб — Т. Леттс Киллер Джо. ПРЕМЬЕРА (18+) 19:00
7 вс — Т. Леттс Киллер Джо. ПРЕМЬЕРА (18+) 19:00
10 ср — Р. Гальего Ч/Б (16+) 19:00
11 чт — К. Исигуро Не отпускай меня (18+) 19:00
12 пт — А. Вампилов Старший сын (16+) 19:00
13 сб — П. Шерешевский Железные двери (18+) 19:00
14 вс — Дж. Родари Путешествие Голубой Стрелы (0+) 12:00
14 вс — М. Левицкая Квартира (12+) 12+
18 чт — Н. Гоголь Вечера на хуторе близ Диканьки (12+)  19:00
19 пт — Е. Шварц Обыкновенное чудо (16+)  19:00
20 сб — Е. Гремина Глаза дня/Мата Хари (18+) 19:00
21 вс — Дж. Родари Путешествие Голубой Стрелы (0+) 12:00
21 вс — А. Моравиа Конформист (18+)  19:00
25 чт — Т. Леттс Киллер Джо ПРЕМЬЕРА (18+)  19:00
26 пт — М. Левицкая Квартира (12+) 19:00
27 сб — Ф. Кафка Замок (18+) 19:00
28 вс — С. Маршак Кошкин дом (0+) 12:00
28 вс — Н. Гоголь Вечера на хуторе близ Диканьки (12+)  19:00
30 вт — Е. Шварц Обыкновенное чудо (16+) 19:00

Начало новому сезону положено

В минувшие выходные КтМ открыл новый, 29-й сезон спектаклями «Глаза дня/Мата Хари», «Путешествие Голубой Стрелы» и «Обыкновенное чудо».

13 сентября зрители смогут увидеть спектакль режиссёра Валентина Левицкого  «Квартира», номинированный по итогам минувшего сезона  на Высшую театральную премию Санкт-Петербурга «Золотой софит» (номинанты — художник спектакля Надежда Лопардина и один из исполнителей  главной роли Леон Словицкий). Из репертуара КтМ ушёл спектакль «Плутни Скапена», но в начале октября, 6, 7, а также 25-го числа,  поклонников КтМ ждет очередная премьера — постановка Петра Шерешевского по пьесе американского драматурга Трейси Леттса «Киллер Джо», а в декабре КтМ примет участие в традиционном фестивале «Рождественский парад» со спектаклем «Квартира».

Напоминаем, что телефоны для бронирования билетов остаются прежними: Справки по тел. 981-16-56 и 579-88-36. Ждём вас в театре!